ГЛАВНАЯ 
СТРАНИЦА 

СОДЕРЖАНИЕ 
НОМЕРА

АРХИВ



№ 1(51) 2008

Блаженный АВГУСТИН, епископ ГИППОНСКИЙ

 О ПРИРОДЕ БЛАГА ПРОТИВ МАНИХЕЕВ  

Окончанние. Начало см. № 3(50), за 2007 г.

 

    

24. Свидетельства из Писания о неизменности Бога

Правило нашей веры или некоторые истины, обнаруженные разумом, должны быть подкреплены свидетельствами Божественных Писаний, чтобы те, которые по причине недомыслия не могут понять этих вещей, поверили Божественному авторитету[1]. Тогда они сподобятся разумения. А разумные, но плохо наученные церковным Писаниям, не должны полагать, что мы обо всём этом предпочитаем судить по собственному разумению, без исследования тех книг.

Так, о том, что Бог неизменяем, написано в псалмах: Ты переменишь их, и изменятся; но Ты — тот же, и лета Твои не кончатся (Пс 101:27–28). И в книге Премудрости о премудрости говорится: Пребывая в самой себе, все обновляет (Прем 7:27). Почему и апостол Павел также говорит: Нетленному, невидимому, единому Богу (см. 1 Тим 1:17). И апостол Иаков сказал: Всякое даяние доброе и всякий дар совершенный нисходит свыше, от Отца светов, у Которого нет изменения и ни тени перемены (Иак 1:17). Также, о том, что Рождённое Им есть то же, что Он, говорится кратко Самим Сыном: Я и Отец — одно (Ин 10:30). Но поскольку Сын не создан, а Им создано всё, написано: В начале было Слово и Слово было у Бога и Слово было Бог <...> Все было создано через Него и без Него не было создано ничего[2], то есть нет ничего такого, что было бы создано без Него.

 

25. Евангельские слова некоторыми понимаются превратно

И не нужно слушать бредни людей, полагающих, что под словом “ничто” нужно понимать нечто[3]. К тому же на основании того, что слово “ничто” стоит в конце предложения, они хотят к такому пустословию принудить всякого. По их словам из этого предложения следует, что “ничто” было создано, а раз создано, является чем-то[4].

Они потеряли рассудок из-за страсти к спорам и не понимают, что нет никакой разницы между речениями “без Него не создано ничто” и “без Него ничто создано”. И даже если допустить такой порядок: “без Него ничто создано”, они всё равно[5] могут сказать, что “ничто” есть нечто, поскольку оно было сотворено. Что же, разве когда говорится о чём-то действительно существующем, есть разница в выражениях: “без него создан дом” или “без него дом создан”, если имеется в виду, что нечто было создано без того или иного человека, а это нечто — дом? Так и здесь сказано: “без Него создано ничто”, потому что “ничто”, конечно, не есть нечто; и если во фразу не вкладывается ложный смысл, то нет разницы между предложениями “без Него создано ничто” или “без Него ничто не создано” или “ничто создано”. А кто захочет спорить с людьми, которые на сказанное мной “никакой разницы” возразят: «значит, есть разница, так как “никакой” есть “какой-то”»? Имеющие же здравый рассудок видят совершенно ясно, что сказав “нет разницы”, я имел в виду то же, что “разницы никакой”.

Однако эти, если на вопрос “что ты сделал?” кто-нибудь ответит “ничего”, должны будут придраться: “если ничего, то что-то сделал, так как само ничто есть нечто”. И они ведь знают, что Сам Господь поставил это слово в конце предложения: И тайно не говорил ничего (Ин 18:20). Посему пусть прочитают и умолкнут.

 

26. Тварное бытиё создано из ничего

Всё, кроме Рождённого из Себя, Бог сотворил Словом Своим, сотворил не из уже существовавшего материала[6], но из совершенно несуществующего, то есть из ничего, по слову Апостола: называющий несуществующее, как существующее (см. Рим 4:17). И ещё более ясно написано в книге Маккавеев: Умоляю тебя, дитя мое, посмотри на небо и землю и, видя все, что на них, познай, что все сотворил Бог из ничего (2 Мак 7:28). И что написано в псалме: Он сказал, и они сделались (Пс 148:5). Очевидно, что не из Себя породил эти вещи, но сотворил словом и повелением. А то, что не из Себя, то, конечно, из ничего. Ибо не существовало чего-либо, из чего Он мог бы сотворить. Почему и Апостол говорит совершенно ясно: Ибо все из Него, Им и к Нему (Рим 11:36)[7].

 

27. Необходимо различать “от Бога” и “из Бога”

Однако “от Него” означает не то же самое, что “из Него”[8]. О том, что из Него, можно сказать “от Него”, однако, не о всём, что “от Него”, можно в собственном смысле сказать “из Него”. От Него ведь небо и земля, так как Он сотворил их. Но не из Него, так как не из Его субстанции. Подобно тому как человек, если родит сына и построит дом, то от него и сын, и дом, но сын из него, а дом из земли и дерева. А это так потому, что человек, будучи человеком, ничего не может построить из ничего, а Бог, от Которого всё, Которым всё, в Котором всё, не имеет нужды в какой-либо материи, Им несотворённой, для помощи Собственному всемогуществу.

 

28. Грехи не от Бога, но от воли согрешающего

Когда же мы слышим “все из Него, Им и к Нему”, то под “всё” должны понимать все природы, существующие естественным образом[9]. Ведь не от Него грехи, вредящие природе, а не сохраняющие её. Эти грехи от воли согрешающих[10]. Это различными способами подтверждает Святое Писание, особенно же в том месте, где Апостол говорит: Неужели думаешь ты, человек, что избежишь суда Божия, осуждая делающих такие дела и сам делая то же? Или пренебрегаешь богатство благости, кротости и долготерпения Божия, не разумея, что благость Божия ведет тебя к покаянию? Но, по упорству твоему и нераскаянному сердцу, ты сам себе собираешь гнев на день гнева и откровения праведного суда от Бога, Который воздаст каждому по делам его (Рим 2:3–6).

 

29. Бог не оскверняется нашими грехами

И хотя вся целокупность вещей, сотворённая Богом, в Нём пребывает, Его не оскверняют грешники, о которых говорится: Премудрость по своей чистоте всего касается и ничто нечистое не угрожает ей (ср. Прем 7:24,25)[11]. Нам же надлежит верить, что Бог является как неизменным и нетленным, так и неподверженным осквернению.

 

30. Даже малейшее и земное благо — от Бога

А что Бог действительно сотворил даже самые незначительные блага, то есть земные и смертные, мы видим из других слов Апостола, где он, говоря о членах тела нашего: посему, страдает ли один член, страдают с ним все члены; славится ли одни член, с ним радуются все члены, прибавляет: Бог расположил члены, каждый в составе тела, как Ему было угодно. И ещё: Но Бог соразмерил тело, внушив о менее совершенном большее попечение, дабы не было разделения в теле, а все члены одинаково заботились друг о друге (1 Кор 12:26,18,24,25). Однако то, что Апостол восхваляет таким образом в мере, виде и порядке телесных членов, можно обнаружить в плоти всех живых существ, самых больших и самых маленьких, так как всякая плоть оценивается как благо земное, а потому и меньшее.

 

31. Наказывает и прощает Бог

Также, поскольку делом Божественного, а не человеческого суда является вопрос о том, какое и сколь тяжёлое наказание заслуживает грех того или иного человека, написано: О, бездна богатства и премудрости и ведения Божия! Как непостижимы судьбы Его и неисследимы пути Его! (Рим 11:33). По благости Божией даётся отпущение грехов обратившимся. Поэтому тот факт, что Христос был послан, показывает, что Он не в Собственной природе, как Бог, но в нашей природе, воспринятой от Жены, за нас умер. Эту благость Божию о нас и любовь Апостол предвозвещает так: Но Бог Свою любовь к нам доказывает тем, что Христос умер за нас, когда мы были еще грешниками. Посему тем более ныне, будучи оправданы Кровию Его, спасемся Им от гнева. Ибо если, будучи врагами, мы примирились с Богом смертью Сына Его, то тем более, примирившись, спасемся жизнью Его (Рим 5:8–10). Если же согрешившим воздаётся должное наказание, нет несправедливости у Бога, почему Апостол и говорит: Что скажем? не будет ли Бог несправедлив, когда изъявляет гнев? (Рим 3:5). А в одном месте Апостол кратко напомнил, что от Бога и благость, и строгость: Итак видишь благость и строгость Божию: строгость к отпадшим, а благость к тебе, если пребудешь в благости Божией (Рим 11:22).

 

32. Даже сила вредить подаётся Богом

А о том, что даже сила причиняющим вред подаётся Богом[12], Премудрость говорит: Мною цари царствуют и повелители узаконяют правду (Притч 8:15). Также и Апостол говорит: нет власти не от Бога (Рим 13:1). О том, что тому есть причина, в книге Иова написано: Который за строптивость людей ставит царем лицемера (см. Иов 34:30)[13]. И о народе израильском сказал Бог: Я дал тебе царя во гневе Моем (Ос 13:11). И праведно смотрение Божие, когда нечестивые принимают власть вредить для испытания терпения добрых и наказания нечестивых. Так, данной диаволу властью и Иов был испытан, чтобы была явлена его праведность (Иов 1–2); и Пётр был испытан, чтобы не был самонадеянным (Мф 26:31–35; 69–75), и Павел был заушен, чтобы не превозносился (2 Кор 12:7), и Иуда проклят, чтобы повесился (Мф 27:5). Следовательно, если это совершено властью, данной Богом диаволу, то можно сказать, что Сам Бог всё это праведно совершил. В конце нечестивым, упорствовавшим в сочувствии испорченности[14] диавола, будет сказано: Идите от Меня, проклятые, в огонь вечный, уготованный диаволу и ангелам его (Мф 25:41). Тогда и диавол будет наказан не за праведные дела, совершённые Божественным попущением, но за неправедное желание вредить, которое принадлежало ему самому.

 

33. Ангелы злы не от Бога, но от прегрешения

А поскольку даже и злые ангелы не Богом были сотворены злыми, но через прегрешение сделались таковыми, Пётр в своём Послании говорит: Ибо, если Бог ангелов согрешивших не пощадил, но, связав узами адского мрака, предал блюсти на суд для наказания (2 Пет 2:4). После этого Пётр показывает, что для них ещё будет наказание последнего суда, о котором говорит Господь: Идите от Меня, проклятые, в огонь вечный, уготованный диаволу и ангелам его. Да они уже в качестве наказания получили это преисподнее место — нижний мрачный воздух[15], своего рода тюрьму. Этот воздух хотя и называется небом, но это не звёздное небо, а нижнее. Его мрачные испарения сгущаются в тучи, там летают птицы, почему этот воздух и называется облачным небом, а птицы зовутся небесными. Поэтому-то апостол Павел этих злых ангелов — с этими завистниками мы воюем праведной жизнью — называет духами злобы поднебесными (см. Еф 6:12). А чтобы не понимали под этим небом высшие небеса, в другом месте он говорит: по воле князя, господствующего в воздухе, духа, действующего ныне в сынах противления (Еф 2:2).

 

34. Грех есть не стремление к злой природе, но оставление лучшего

Подобным образом грех или неправедность не есть стремление к злым природам, но оставление лучшего. Поэтому находим в Писании следующие слова: всякое творение Божие хорошо (1 Тим 4:4), а значит и всякое дерево, посаженное Богом в раю, также хорошо. Следовательно, человек стремился не к злой природе, когда коснулся запретного древа, но пренебрежением лучшего совершил злой поступок. Поскольку Творец лучше, чем что-либо сотворённое Им, не следовало оставлять Его заповедь — не касаться запретного, хотя и доброго плода. Через оставление лучшего явилось стремление к благу тварной природы, к которому человек прикоснулся вопреки повелению Творца. Бог не сажал злого дерева в Раю. Но Сам запретивший касаться плода был лучше этого плода.

 

35. Древо познания добра и зла не было злым, но человек должен был слушаться Бога

Запретом Бог хотел показать, что природа разумной души не должна находиться в собственной власти, но в подчинении Богу, и что она должна блюсти порядок собственного спасения послушанием. Поэтому и дерево, к которому запретил прикасаться, Он назвал деревом познания добра и зла (см. Быт 2:9). Потому что, коснувшись плода вопреки запрету, испытал наказание греха и таким образом познал разницу между добром послушания и злом преслушания.

 

36. Зло не в тварной природе, но в превратном использовании этой природы

Кто настолько глуп, чтобы предположить, что Божия тварь, особенно насаждённая в раю, достойна порицания? Даже терния и шипы, по судебному волению Божию произведённые землёй для изнурения грешника, не подлежат порицанию. Ведь и эти растения имеют свою меру, вид и порядок, которые по рассмотрении всякий найдёт похвальными. Эти терния и шипы злы для тех природ, которые должны быть усмирены по причине греха. Так что, как я уже говорил, грех не есть стремление к злой природе, но пренебрежение лучшим. И злым, таким образом, является само совершённое действие, а не природа, которую грешник использует плохо.

Итак, зло есть плохое использование блага. Апостол осуждает тех, которые служили твари вместо Творца (Рим 1:25)[16], как проклятых Божественным судом. Он осуждает не тварь (это было бы несправедливо по отношению к Творцу), а тех, которые, пренебрегши лучшим, плохо воспользовались благом.

 

37. Бог использует во благо зло согрешающих

Соответственно этому, если бы все природы хранили свои собственные меру, вид и порядок, не было бы зла. А если кто-нибудь воспользуется этими благами плохо, всё равно не упразднит воли Божией — Бог знает, как праведно упорядочить неправедных. Так что если они сами порочностью своей воли плохо пользовались благами, Он праведностью Своего могущества хорошо использует их зло, должным образом определяя[17] к наказанию тех, которые превратно определили[18] себя ко греху[19].

38. Вечный огонь, мучающий грешников, — не зло

И даже вечный огонь, уготованный мучить неправедных, не является злой природой, так как имеет меру, вид и порядок, не искажённый никаким пороком. А мучение является злом для проклятых и причитается им за грехи. И свет вечного огня, мучающий больных глазами, — не злая природа.

 

39. Вечным огонь называется потому, что не имеет конца; его вечность не подобна Божественной

Правда, огонь вечен не так, как вечен Бог — он, быть может, и не имея конца, имеет начало, а Бог безначален. Затем, он, хотя и может быть употребляем бесконечно для наказания грешников, является, однако, изменчивой природой. А истинная вечность есть истинное бессмертие, то есть высшая неизменность, которой обладает только абсолютно неизменный Бог. Ведь одно дело не меняться, имея возможность измениться, а другое — совершенная невозможность измениться. И о человеке можно сказать, что он благ, но не как Бог, о Котором говорится: Никто не благ, как только один Бог (Мк 10:18). И душа называется бессмертной, однако не так, как бессмертен Бог, о Котором сказано: единый имеющий бессмертие (1 Тим 6:16). И человек может называться мудрым, но не как Бог, о Котором сказано: Единому премудрому Богу (1 Тим 1:16). Так и огонь называется вечным, однако его вечность не божественна. Только бессмертие Бога есть истинная вечность.

 

40. Богу нельзя причинить вред; тварной природе можно причинить вред только по праведному Божию установлению

Такова кафолическая вера, здравое учение и очевидная истина, доступная разумным. Из этого учения следует, что никто не может повредить природе Божией, а природа Божия не вредит несправедливо кому-либо и не терпит, когда кто-либо безнаказанно вредит[20]. А кто неправо поступит[21], — говорит Апостол, — тот получит по своей неправде, у Него нет лицеприятия (Кол 3:25).

 

41. Сколь великим благом манихеи наделяют природу зла и сколь великим злом природу блага

Если бы манихеи, отвергнув пагубную ревность к защите собственного заблуждения, пожелали со страхом Божиим рассудить о вышесказанном, они не стали бы богохульствовать самым злодейским образом, полагая существование двух природ: одной благой, которую называют Богом, другой — злой, Богом не сотворённой. Они так заблуждаются, бредят, скажем больше — безумствуют, что не замечают, как даже так называемую природу высшего зла они наделяют великими благами: жизнью, властью, сохранностью, памятью, разумом, умеренностью, силой, изобилием, чувством, светом, наслаждением, размером, соответствием составных частей, миром, мерой, видом, порядком. А так называемое Высшее Благо наделяют великим злом: смертью, болезнью, беспамятством, глупостью, расстройством, бессилием, нуждой, безрассудством, слепотой, болью, порочностью, непристойностью, войной, неумеренностью, безобразием, превратностью.

Ведь они говорят, что князья тьмы в своей природе имели жизнь и, живя в своём царстве, здравствовали, обладали памятью и мыслили. Также манихеи говорят, что некий князь тьмы держал речь в собрании. А ведь он не мог бы говорить и быть услышанным, не обладай они памятью и пониманием.

Из сказанного манихеями о князьях тьмы также следует, что они имели правильное устройство души и тела, управляли своим царством самодержавной властью, имели необходимые члены и плодовитость, ощущали друг друга, а рядом с собой — свет[22], имели глаза, которыми вдали видели свет (а глаза их не могли бы видеть свет при полном отсутствии света, почему они и называются глазами[23]).

Выходит, что они чрезвычайно наслаждались своим сладострастием, были ограничены размером собственных членов и местом. А если бы в царстве тьмы не было некоторой красоты, не могли бы князья тьмы любить своих жён и не сохранялось бы соответствие их членов. Без этого не могло произойти всё то, о чём безумно говорят манихеи.

Если бы там не было некоторого мира, они не подчинялись бы своему князю. Если бы там не было меры, они могли бы только ненасытно есть, пить, неистовствовать и так далее. И даже в таком случае в них должна была присутствовать мера, благодаря которой они были ограничены своими формами. Манихеи же настаивают на том, что всё так и было. Значит, не могут отрицать надлежащей меры, присущей всем действиям князей тьмы.

А без вида не могли бы там пребывать никакие природные качества. Если бы не было там никакого порядка, не могли бы одни господствовать, а другие подчиняться; они не могли бы гармонично существовать в своих первоначалах[24]; и вообще не могли бы иметь надлежащим образом расположенные члены, а всё всуе вымышляемое манихеями не могло бы произойти.

Манихеи говорят, что природа Бога не умирает. Что же тогда, согласно их суесловию, воскрешает Христос[25]? Если она не болеет, что излечивает Христос? Если природе Бога не свойственна забывчивость, кому Христос напоминает? Если ей не свойственна неразумность, кого Христос научает? Если она не расстроена, что восстанавливает Христос? Если она не побеждена и не пленена, что освобождает Христос? Если не испытывает нужды, кому приходит на помощь? Если не лишилась чувства, что приводит в чувство? Если она не ослеплена, что Он просвещает? Если она не в болезни, чему Он подаёт ослабу? Если она праведна, что Он исправляет Своими наставлениями? Если она не в бесчестии, что Он очищает? Если она не воюет, кому обещает мир? Если она воздержна, кому полагает законную меру? Если она не обезображена, что Он преображает? Если она не извращена, что Он исправляет?

Ведь по мнению манихеев всё, совершённое Христом, относится не к творению Божию, извращённому прегрешением свободной воли, но к самой природе и сущности Бога, то есть к тому, что есть Сам Бог.

 

42. Богохульство манихеев относительно природы Божией

С чем сравнимо это богохульство? Ни с чем! Быть может, только с заблуждениями других извращённых сект. Если же оно будет рассматриваться как таковое (о чём мы ещё не говорили), окажется, что оно хуже всего и отвратительнее всего богохульствует о природе Божией. Ведь манихеи говорят, что некоторые души (существующие якобы от сущности Божией и абсолютно такой же природы) не произвольно согрешили, но покорены и угнетены племенем тёмных сил. Это племя манихеи называют природой зла. Угнетённые же души не по своей воле, а по повелению Отца снизошли, были побеждены племенем тёмных сил и навеки заключены в ужасной сфере тьмы.

Согласно их святотатственным суесловиям получается, что Бог освободил Себя от величайшего зла в одной части, а в другой части, которую не смог освободить от врага, проклял Себя. И восторжествовал над нею свыше как над врагом побеждённым.

О, преступная и невероятная дерзость — так верить, такое говорить, так учить о Боге. Отстаивая своё учение и при этом слепо устремляясь к худшему, они говорят, что Божия природа претерпела великое зло вследствие смешения со злой природой — ведь Божия природа сама себе не могла и не может причинить зло. Неужели достоинство нетленной природы[26] лишь в том, что она не может причинить вред сама себе, а не в том, что она не может претерпеть вреда? Наконец, если природа тьмы причинила вред природе Бога, а природа Бога сделала то же самое по отношению к природе тьмы, мы можем говорить о двух злых природах, вредящих друг другу. При этом лучшим по намерению будет племя тёмных сил, потому что причинило вред невольно. Ведь оно, собственно, не хотело причинить вред, а желало только насладится благом Божиим. А Бог хотел уничтожить племя тёмных сил. Забывая о сказанном прежде — “его славнейшие царства были основаны на светлой и блаженной земле так, что они никем не могут быть подвигнуты или поколеблены” — Мани явно бредит в своём губительном послании “Ос­новном”: “Но отец блаженнейшего света знал, что великое падение и разрушение произойдёт от тьмы и что племя тёмных сил будет угрожать его святым мирам, если Он не пошлёт против него славное и могущественное божество. С помощью этого божества Он сможет одновременно победить и уничтожить начала тьмы. И когда они будут уничтожены, насельники света насладятся вечным покоем”.

Итак, Отец испугался угрожающего падения и разрушения своих миров. Вот, оказывается, как они “были основаны на светоносной и блаженной земле, так что никем не могут быть подвигнуты или поколеблены”! От страха Он пожелал повредить соседствующему племени, пытался его разрушить и уничтожить, чтобы насельники света наслаждались вечным покоем. Почему он не добавил “и вечными путами”? Разве не были души, навеки скованные Им в сфере тьмы, насельниками света, о которых он ясно говорит, что им пришлось ошибиться из-за собственной, изначально светлой, природы? И не желая того, Мани вынужден признать, что они согрешили по свободному произволению, хотя хочет поместить грех только в необходимости противоположной природы. Он всё время путается и, как если бы сам был уже заключён в выдуманной им сфере тьмы, ищет выхода и не находит. Но пусть говорит, что хочет, обманутым и жалким людям, которыми он почитается гораздо более Христа. За такую цену он может продать им столь многословные и богохульные выдумки. Пусть говорит, что хочет, пусть заключает в сфере, как в некоей темнице, племя тёмных сил, а снаружи прикрепляет природу света, которой он обещал вечный покой после уничтожения врага. Вот, наказание для света больше, чем для тьмы, наказание для Божественной природы больше, чем для супротивного рода. Но хотя Божественная природа и внутри тьмы, её природе присуще во тьме обитать, а души, которые по природе то же, что Бог, не могут быть приняты, по его словам, в мирные царства. Они отвержены от жизни и свободы святого света и пригвождены в той же ужасной сфере. Ибо он говорит: “Эти души, прилепившись к тому, что возлюбили, оставлены в той же сфере тьмы. Они навлекли на себя это собственными делами”. Ну конечно, это не решение свободной воли!

Видите, как в безумстве манихей не знает, что говорит, и, противореча сам себе, ведёт против себя войну более ужасную, чем против бога самого племени тёмных сил. Следовательно, если души света осуждены за то, что возлюбили тьму, племя тёмных сил осуждается несправедливо — ведь оно возлюбило свет. А оно действительно возлюбило свет, имея перед собой целью не уничтожение света, а обладание им, хотя и насильственное; природа же света хотела в войне уничтожить тьму. Следовательно, свет, когда был побеждён, возлюбил тьму.

Выбирайте: свет либо по необходимости возлюбил тьму, либо прельщён свободным произволением. Если по необходимости, за что осуждён[27]? Если свободно, то почему природа Божия оказалась столь порочной? Если природа Божия была принуждена возлюбить тьму, то она не победила, а была побеждена. Если она возлюбила тьму свободно, то почему эти несчастные не решаются приписать волю грешить природе, созданной Богом из ничего? Наверное, они боятся, что в таком случае волю грешить придётся приписать свету, порождённому Им.

 

43. Манихеи присваивают природе Божией великое зло ещё до смешения со злом

Согласно безумным выдумкам, которым они доверились, причиной великих зол было смешение со злом[28]. Мы же покажем, что великое зло присутствовало в так называемой природе света до какого бы то ни было смешения. Что ещё возможно добавить к этим богохульствам? Ведь перед начавшейся войной была уже тяжёлая и неизбежная необходимость войны — вот действительно великое зло, существовавшее до смешения добра со злом. Пусть скажут, откуда оно, ведь не было ещё тогда никакого смешения.

Но если не было необходимости, была свободная воля. Откуда же тогда столь великое зло — Бог Сам возжелал причинить вред собственной природе? Враг не мог причинить вред природе Бога, и Он Сам безжалостно послал её на смешение, постыдное очищение и неправедное осуждение. Вот какое зло пагубной, греховной и чудовищной воли произошло до смешения со злом противоположной природы.

Или может быть Бог не знал, что Его члены возлюбят тьму и станут враждебны святому свету (как говорит Мани), то есть не только их собственному Богу, но и Отцу, от Которого рождены? Откуда же в Боге такое великое зло неведения до смешения со злом противоположной природы?

Допустим, Бог знал, что всё это случится. Тогда, если Он не печалился о будущем осквернении и о проклятии Своей собственной природы, в Нём всегда присутствовала безжалостность. Если же печалился — всегда был несчастен. Почему столь великое зло приключилось с вашим “Высшим Благом” до смешения с вашим “высшим злом”? И, несомненно, если хотя бы самая малая часть природы, пригвождённой в вечной тюрьме мрака, не знала заранее, что её ожидает, в природе Бога было бы вечное незнание, а если знала — вечное несчастье. Откуда это зло, появившееся до смешения со злом противоположного племени? Или, быть может, эта частица природы по своей великой любви возрадовалась, что благодаря тому, что она подверглась наказанию, вечный покой был приготовлен другим насельникам света? Пусть же всякий произнесёт анафему, видя, что о природе Божией говорится недозволенное. Если бы Мани допустил, что природа Божия не враждебна свету, то желание (но не Божественной, конечно, природы, а какого-нибудь человека) претерпеть какое-либо зло за свою отчизну могло быть похвальным. Однако это зло, конечно, может быть только временным, а не вечным. А они говорят о вечном пригвождении в сфере тьмы, и не чего-то тварного, а природы Божией. А если бы природа Божия возрадовалась, что возлюбила тьму и стала враждебной по отношению к святому свету, это была бы самая порочная, самая гнусная и невыразимо богохульная радость. Откуда такое чудовищное и преступное зло до смешения со злом противоположного племени?

Кто может снести такое нечестивое и извращённое безумие — приписывать столь великие блага высшему злу, а Высшему Благу, то есть Богу, — столь великое зло?

 

44. Нечестивые вымыслы манихеев о Боге

Манихеи говорят, что часть природы Божией примешана везде: в небе, на земле, во всех сухих и влажных телах, во всякой плоти, во всех семенах деревьев, трав, людей, животных. Мы утверждаем, что природа Божия присутствует во всех вещах силой Божества, без какого-либо соединения, непорочно и нетленно для устроения и управления миром, а манихеи считают, что она привязана к вещам, подавлена и осквернена. Манихеи говорят, что она отвязывается, освобождается и очищается не только благодаря вращению солнца, луны и сил света, но и их собственными избранными[29]. Страшно сказать, к сколь святотатственным и невероятным мерзостям склоняет их, если и не принуждает, нечестивейшее заблуждение.

Они говорят, что силы света превращаются в прекрасных мужчин и выставляются против женщин из племени тёмных сил. И наоборот, те же силы света превращаются в прекрасных женщин и выставляются против мужчин из племени тёмных сил. Так они делают для того, чтобы своей красотой разжечь мерзкую похоть в князьях тьмы. Эта похоть из расслабленных членов освобождает заключённую в них животворящую субстанцию, то есть природу Божию, которая, по словам манихеев, заключена в телах. Природа Божия освобождается, отторгается, бежит и, будучи воспринятой или очищенной, избавляется. Вот что эти несчастные читают, говорят, слушают, во что верят. Об этом в седьмой книге их “Сокровища”[30] (так называют они книгу Мани, в которой изложены эти богохульства) говорится: “Тогда этот блаженный Отец, имеющий светлые корабли[31] как убежища и обители разной величины[32], благодаря своему прирождённому милосердию подаёт помощь своей живодательной субстанции для изведения и освобождения её от нечестивых уз, стеснения и мучения. Для этого он по своему невидимому повелению изменяет вид собственных сил, содержащихся в прекраснейшем корабле, и заставляет их являться[33] противным силам, расположенным в различных частях неба[34].

Поскольку его силы содержат в себе и мужской, и женский пол, он приказывает им являться противным силам как в форме безбородых юношей[35] — перед женщинами враждебного рода, так и в форме прекрасных дев — перед мужчинами враждебного рода. Он знает, что эти враждебные силы по причине присущего им смертоносного и преступного вожделения легко увлекаются, являющимися им прекрасными формами уловляются и таким образом освобождаются. Знайте же, что сам Отец наш и Его силы, которые он по необходимости превращает в непорочное подобие юношей и дев, — одно. А пользуется Он ими как собственным оружием и через них выполняет Свою волю.

А этих Божественных сил, которые выставляются в подобии любовников против адского рода и которые настойчивостью и лаской тут же достигают задуманного, полны корабли. Вот почему, когда нужно, чтобы одни и те же святые силы предстали мужчинам, они тут же являются в обличии прекраснейших дев. И наоборот, когда необходимо приступить к женщинам, отложив образ дев, являют образ безбородых юношей. При виде этого прекрасного образа в женщинах возрастают пыл и вожделение и таким образом цепь их худших помышлений ослабляется, а живая душа, заключённая в их членах, освобождается, спасается бегством и со своим чистейшим воздухом смешивается. Тогда совершенно очистившиеся души восходят к светлым кораблям, приготовленным для передвижения и переправления их на родину. А то, что ещё несёт на себе скверну противного рода, по частям нисходит в бурном и огненном потоке, смешивается с деревьями, с другими растениями, со всеми семенами и окрашивается в различные цвета[36]. Подобно тому как из великого и светлейшего корабля живущим на небесах противным силам, по природе огненным, являются образы юношей и дев, при виде красоты которых часть жизни в членах этих сил, освободившись, низводится сквозь огненные потоки на землю, так и сама высочайшая сила, обитающая в корабле жизненных сил в подобии юношей и святых дев посредством своих ангелов является силам, по природе холодным и влажным, устроенным[37] в небесах. При этом женщинам является в виде юношей, а мужчинам — дев. Благодаря этому изменению и разнообразию Божественных и прекраснейших лиц князья холодного и влажного рода, их мужчины и женщины, освобождаются, и живое в них спасается бегством, а оставшееся, оказавшись ослабленным, низводится на землю холодными потоками и примешивается ко всем земным родам”.

Кто может это вынести? Кто поверит не только в реальность сказанного, но и в саму возможность такое сказать? Очевидно только боящиеся анафематствовать учение Мани и небоящиеся верить, что Бог этакие вещи совершает и претерпевает!

 

45. Нечестие приписывается самим манихеям

Манихеи говорят, что их избранные вкушением пищи и пития[38] очищают примешанную часть и природу Божию, заключённую во всякой пище. Когда якобы эта часть или природа принимается святыми избранными в пище и питии для поддержания тела, она освобождается, запечатляется и спасается их святостью.

Несчастные не обращают внимания, что не зря о них так говорят. Они напрасно будут отрицать сказанное до тех пор, пока не анафематствуют манихейских книг и не перестанут быть манихеями. Потому что если манихеи говорят, что заключённая во всех семенах часть Бога очищается вкушением избранных, то всякий правильно посчитает, что между избранными имеет место происходившее между небесными силами и князьями тьмы, как это описывается в “Сокровищнице”: ведь и в них, по их утверждению, плоть происходит от племени тёмных сил, а заключённая в них жизненная субстанция — часть Бога. А если эта часть должна быть спасена и вкушением очищена, как заставляет их думать пагубное заблуждение, кто, обнаружив его, не содрогнется от мысли о том, какие безобразия и злодеяния за ним следуют?

 

46. Безумное учение “Основного” послания

В самом деле, они говорят, что Адам сотворён первым из людей некоторыми князьями тьмы для того, чтобы от них не убежал свет. В послании, которое называют “Основным”, Мани описал, что говорил князь тьмы, которого они представляют отцом первого человека, дружественным ему князьям тьмы и что делал: «Нечестиво обманывая присутствующих, он сказал: “Чем вам кажется тот великий восходящий свет? Вглядитесь, как он двигает небосвод, как он потрясает множество сил. Поэтому лучше бы вам предоставить мне имеющийся в ваших силах свет, чтобы создать мне образ великого, явившегося во славе. Посредством него мы сможем править, избавившись наконец от общения с тьмой”. Выслушав это и в течение долгого времени совещавшись между собой, они решили, что будет справедливым исполнить это требование. Ведь они не были уверены, что всегда смогут удерживать тот свет, и поэтому предпочли отдать его своему князю, надеясь, что таким образом и сами будут править. Нужно рассмотреть, каким же образом они отдали свой свет. Свидетельства об этом разбросаны по тексту всех Божественных Писаний[39] и в небесных тайнах, но для мудрых нетрудно узнать, как он был дан: истинно и верно вопрошающему открывается ясно и лицом к лицу. Поскольку из сошедшихся вместе мужчин и женщин составилось многолюдное собрание, князь тьмы подтолкнул их к соитию. В этом соитии одни дали семя, а другие стали беременны. Порождение же их было подобно породившим его, и перворождённые были наделены большей силой родителей. Их князь, прияв это как лучший дар, возрадовался. И вот, подобно тому, как мы видим и теперь, что природа зла, создательница тел, оттуда восприняв силу, творит[40], также и тот князь, восприняв, пожрал порождение своих товарищей, которое от своих родителей унаследовало чувство, ведение и свет, сотворённый одновременно с ним в рождении. Из множества сил, полученных от такого рода пищи, в которой совершенно не было крепости[41], а гораздо больше лукавства и извращённости ума от свирепого душевного устроения родителей, вызвал себе супругу, происходящую из того же источника, что и он сам. И в результате соития с ней он, подобно остальным князьям тьмы, посеял множество пожранных им зол, добавив при этом нечто от собственных мыслей и силы. Это сделал для того, чтобы его образ мыслей стал создателем и изобразителем всего излитого им. Его супруга приняла всё это, как хорошо возделанная земля принимает семя. Ведь в ней были составлены и соединены образы всех небесных и земных сил, так что созданное очевидно обладало подобием всего существующего».

 

47. Манихей склоняет к совершению отвратительнейших преступлений

Каков злодей! Какова отвратительная погибель и пагуба обманутых душ! Я уже не говорю о заключённой Божией природе. Пусть эти несчастные, обманутые и отравленные смертоносным заблуждением, хотя бы подумают о том, что если через соитие мужчин и женщин пригвождается часть Бога, которую, по их словам, освобождают и очищают вкушением, то столь гнусное заблуждение понуждает их освобождать и очищать часть Бога не только от хлеба, овощей и фруктов (только эту пищу они принимают на людях), но также и от того, что могло бы быть пригвождено соитием, если бы произошло зачатие.

Я слышал от одного верующего из Рима, что манихеи в этом[42] признавались в народном суде не только Пафлагонии, но даже и Галлии[43]. И когда их спрашивали, руководствуясь авторитетом какого писания они так поступали, они указывали на упомянутое мной место из “Сокровищницы”. Когда им об этом напоминаешь, манихеи имеют обыкновение отвечать, что некий враг дезертировал из своего полка, то есть из числа избранных, учинил раскол и основал отвратительнейшую ересь такого рода. Отсюда ясно, что если эти и не делают таких вещей, другие, делающие, руководствуются их же книгами. Если страшатся преступления, пусть отвергнут книги, к нему принуждающие. И если не совершают преступление — пытаются жить чище, вопреки книгам.

Мы можем им сказать: или очищайте свет из всех семян, чтобы не отказываться от того, что должны делать, а, по вашему собственному признанию, не делаете; или анафематствуйте Мани за то, что часть Бога и всякого света, заключаемые совокуплением, помещает во всех семенах. Это значит, нечто от самой части Бога становится пищей избранных и очищается через вкушение. Что могут на это ответить?

Видите, к какому нечестию вас склоняет Мани, и до сих пор колеблетесь его анафематствовать. Что же делают манихеи, когда им это говоришь? К каким только ни прибегают увёрткам, когда это столь нечестивое учение должно быть анафематствовано или когда должны совершить такое злодеяние.

Насколько несносно их представление о том, что природа Божия по необходимости притесняется, так что должна вести войну; что она была либо по неведению в покое, либо всегда в страхе и печали беспокойна от угрожавшего ей тления в смешении и заточения вечного проклятия; что в результате войны она должна быть пленена, угнетена, осквернена; что после ложной победы она будет навеки пригвождена в ужасной сфере и отлучена от первоначального блаженства. Однако по сравнению с тем, о чём я сейчас говорил, даже это зло кажется терпимым.

 

48. Молитва о вразумлении манихеев

Сколь велико долготерпение Твоё, милосердый и сострадательный Господи, долготерпеливый, многомилостивый и истинный[44]. Ты повелеваешь солнцу восходить над добрыми и злыми и посылаешь дождь на праведных и неправедных[45]. Ты не хочешь смерти грешника, но чтобы он обратился от пути своего и жив был[46]. Ты, мало-помалу обличая[47], даёшь место покаянию, чтобы, оставив порочность, они уверовали в Тебя, Господи. Терпением Своим Ты ведёшь их к покаянию, хотя многие по жестосердию и непокаянному сердцу сокровиществуют себе гнев на день гнева и откровение Твоего праведного суда. Ты каждому воздаёшь по делам его[48]. Ты забудешь всю неправду человека, когда он обратится от своего порока к Твоему милосердию и истине[49]. Предстань[50] нам и даруй, чтобы благодаря нашему служению, которым Ты пожелал обличить это мерзкое и гнусное заблуждение, от которого многие уже освободились, а другие освобождаются и через таинство святого крещения или через жертву сокрушённого духа, сокрушённого и смиренного сердца[51], в болезновании покаяния удостоились принять оставление своих грехов и богохульств, которыми по неведению Тебя оскорбили. Ведь Твоё неизреченное милосердие, сила и истина Твоего крещения, ключи Царствия Небесного в Твоей святой Церкви столь могущественны, что не должно отчаиваться, пока они живут на этой земле Твоим долготерпением, даже если зная, какое зло думать или говорить о Тебе такие вещи, они ещё удерживаются в этом дурном исповедании из-за привычки к временным и земным выгодам или ради приобретения их. Они, будучи уязвлены Твоими наказаниями, могут прибегнуть к Твоей неизреченной благости и предпочесть всем плотским соблазнам жизнь вечную и небесную.

 

 

 

Список сокращений

CSEL

Corpus Scriptorum Ecclesiasticorum Latinorum.

PG

Migne, Patrologia Graeca.

PL

Migne, Patrologia Latina.

SL

Corpus Christianorum, Series Latina.

 



Окончанние. Начало см. № 3(50), за 2007 г.

[1]Вопрос авторитета, не рассматриваемый здесь отдельно, был вторым по значимости (после вопроса происхождения и существования зла) в полемике блаженного Августина против манихеев.

[2]Ср. Синодальный перевод: В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог. Оно было в начале у Бога. Все чрез Него начало быть, и без Него ничто не начало быть, что начало быть (Ин 1:1–3).

[3]Об этом Августин рассуждает также в “Против Юлиана”; см.: Contra Iulia­num opus imperfectum (“Против Юлиана (незаконченная книга)”). 5 // PL 44, 641–874. В некотором смысле Августин предвосхищает критику ультрареализма.

[4]Латинский язык, в отличие от русского, допускает лишь одно отрицание (вернее, он допускает и двойное отрицание, однако в таком случае фраза приобретает обратное значение). Поэтому с латинского досл.: ‘Без Него создано ничто’.

[5]Nihilominus. Nihil interest. Nihil est factum. Здесь и далее игра слов.

[6]Примерно такого представления придерживался Платон; см., например, Plato. Timaeus (“Тимей”). 51 // Platonis opera. Vol. 4 / J. Burnet. Oxford, 1902; repr. 1968: St III. 17а–92с.

[7]Досл.: ‘Из Него, Им и в Нём суть всяческая’.

[8]Латинские приставки ex и de очень близки по употреблению. Блаженный Августин предпочитает употреблять последнюю, говоря о рождении от Бога, о происхождении из Его сущности.

[9]Так и у стоиков грех “противоестественен”, то есть противоречит природе; см., например: Stoicorum veterum fragmenta (“Фрагменты ранних стоиков”). III 412 / Hans Fridrich August von Arnim; Maximilianus Adler. Stutgardiae: Teubner, 1964.

[10]Эта мысль повторяется блаженным Августином и в других местах; см., например: Еx uoluntate peccatum est ‘Грех от воли’. — Augustinus Hipponensis. De nuptiis et concupiscentia (“О браке и вожделении”). 2, 28, 48 // CSEL 42 / C. F. Vrba, J. Zycha. 1902. P. 211–319.

[11]Синод. перевод: ...премудрость <...> по чистоте своей сквозь все проходит и проникает <...> ничто оскверненное не войдет в нее. — Ред.

[12]Согласно Мани, “сила вредить” является атрибутом Тёмного Начала и, следовательно, не зависит от Бога.

[13]Так в тексте LXX, с которого сделан перевод и на славянский язык: Иже поставляет царем человека лицемера за строптивость людий. Еврейский (масо­ретский) текст, с которого сделан Синодальный перевод, отличается от текста LXX: ...чтобы не царствовал лицемер к соблазну народа.

[14]Блаженный Августин говорил также и о “упорстве” или “устойчивости” в добродетели; см. Augustinus Hipponensis. De dono perseuerantiae (“О даре устойчивости”) // PL 45, 993–1034.

[15]Aer в классической латыни означал ‘воздух’, окружавший землю. В патристической литературе является местом обитания злых духов (см. Еф 6:12). См. также: Augustinus Hipponensis. Enarrationes in Psalmos (“Толкования на Псалмы”). 148 // SL 38–40 / E. Dek­kers, J. Fraipont. 1956. Aer’у Августин противопоставляет caelum — вместилище небесных тел, а в языческой мифологии также обиталище богов.

[16]Собст. “служили твари больше чем Творцу” (seruierunt creaturae potius quam creatori).

[17]Ordinans, однокоренное с ordo ‘порядок’ .

[18]Ср. предыд. прим.

[19]Бог премудро “управляет” злом, “извлекает из него выгоду”. Тварный космос, оказавшись без поддержки Нетварной Сверхсущности, не смог бы бытийствовать — продуцируемое им зло, умножаясь, разрушило бы его очень скоро. Бог же, по Своей неизреченной благости, обращает деструктивную энергию мира на пользу самому миру. Для блаженного Августина понимание того, что Бог непрестанно печётся о Своём творении, хотя и падшем, чрезвычайно важно. Такое видение роли Божественного Провидения является неотъемлемой частью мировоззрения блаженного Августина. Он, без сомнения, живёт упованием на милосердие Божие, обращающее грешника ко спасению. Об этом свидетельствует тот факт, что молитвы блаженного Августина исполнены именно такого упования: “Боже, через Которого стремится быть всё, что само по себе бы не было. Боже, Который не допускаешь погибнуть и тому, что само губит себя <...> Боже, Который зла не творишь, но дозволяешь ему быть, чтобы оно не стало ещё злейшим (facis esse ne pessimum fiat). Боже, Который немногим, прибегающим к тому, что истинно, открываешь, что зло есть ничто. Боже, через Которого вселенная и со своею дурной стороной совершенна (cum sinistra parte perfecta est). Боже, через Которого не существует решительно никакого разногласия, так как худшее согласуется с лучшим. Боже, Которого любит всё, что способно любить, зная ли об этом или не зная”. — Augustinus Hipponensis. Soliloquiorum libri duo (“Две книги монологов”). 869 // PL 32, 869–904.

[20]В другом месте блаженный Августин говорит: Illi dicunt naturae dei nocere aliena peccata: nos negamus, sed dicimus nulli naturae nocere peccata, nisi sua... ‘Они говорят, что природе Божией вредят грехи других. Мы отвергаем это мнение и говорим, что грехи вредят только собственной природе и никакой другой...’. — De genesi contra manichaeos (“О Книге Бытия, против манихеев”). 2, 220 // PL 34, 173–220.

[21]Собст. ‘причинит вред’.

[22]Очевидно здесь подразумевается Светлое (Благое) Начало, непосредственно примыкающее к Царству Тьмы. Ср.: “Затем вещество восстало само на себя, и плоды его воевали друг с другом, и когда одни бежали, а другие преследовали, они дошли до границ света, и, увидев свет, возжелали его красоты и перестали воевать друг с другом, и, сговорившись, напали на свет”. — Joannes Damascenus. Contra Manichaeos (“Против манихеев”, далее — Joann. Damasc. Contra manich.). 2 // PG 39, 1085–1109.

[23]Слово lumen имеет несколько значений, среди которых ‘свет’, ‘светиль­ник’, ‘глаз’, ‘зрение’.

[24]Сатана, по представлениям манихеев, существует вечно не актуально, но возникает из вечных “элементов”.

[25]Манихеи полагали, что природа человека — часть Божественной природы.

[26]Благая природа, в отличие от злой, называется нетленной; см. также: Joann. Damasc. Contra manich. 27.

[27]Ср.: “Если Благой добровольно отдал частицу свою, то есть душу, то не благ выдавший благое злому. Как же он сам выдал душу лукавому? [Как он будет] судить рабствующих злу? Ведь они скажут ему: ты сам отдал нас, нет суда”. — Joann. Damasc. Contra manich. 29.

[28]Смешение произошло в результате битвы “первого человека” и “князя тьмы”. Сатана победил человека и пожрал часть его света. Ср.: “И послал Благой от себя силу, и в схватке начальники мрака пожрали частицу света. Ибо Благой попустил, чтобы была отнята от него сила, убоявшись, как бы они не завладели местом его. Сделал же он это, чтобы посредством частицы, которую он отдал, одолеть зло. И так произошло смешение добра и зла: ибо из частицы добра возникли души, а из сущности зла — тела”. — Joann. Damasc. Contra manich. 2.

[29]Последователи Мани делились на “избранных” и “слушателей”.

[30]Произведение Мани, называвшееся “Сокровище жизни”, цитируется Августином, Еводием Узальским и Аль-Бируни. — Saint Augustin. Philosophie, catchse, polmique. |uvres. III. Editions Gallimard, 2002. P. 240. Далее при ссылке на комментарии этого издания будет использоваться сокращение Saint Augustin с указанием страницы, к которой комментарий даётся.

[31]То есть “солнце” и “луну”, которые были своего рода “перевалочными пунктами” для душ. Ср.: “...солнце и луна возникли как суда, чтобы переправлять частицу, которую похитило вещество у Бога...”. — Joann. Damasc. Contra manich. 39.

[32]Так, мне кажется, нужно перевести фразу secundum magnitudines. Французский переводчик предлагает следующий вариант: Alors le bienheureux Pre, qui a des navires lumineux comme abris et comme demeures ou palais… — Saint Augustin, 240.

[33]Французский переводчик предлагает понимать parere в значении ‘подчи­няться’ (obir), а не ‘являться’, что, как кажется, не оправдано контекстом.

[34]Посредством ангела, согласно манихеям, Бог сотворил десять небес.

[35]Возможно понимание “нагих юношей” (garons nusSaint Augustin), однако здесь скорее подчёркивается нежный возраст юношей, столь привлекательный в античную эпоху — ведь о девах не сказано, что они являлись нагими.

[36]Здесь я следую тексту CSEL, предлагающему coloribus diversis inficitur, если же отдавать предпочтение PL, как это делают французский и английский переводы, то необходимо читать caloribus diversis inficitur ‘смешивается с разными огнями’.

[37]Ср. выше Августин говорит об упорядочении как благе.

[38]О “манихейской евхаристии” см. Fortunat, 3. — Saint Augustin, 242.

[39]Видимо речь идёт о Библии, принимавшейся манихеями в “отредактиро­ван­ном” варианте.

[40]Эта фраза, видимо, может пониматься по-разому. Ср.: And just as even now we see take place, that the nature of evil taking thence strength forms the fashioner of bodies…; Et, comme nous voyons encore maintenant que la nature du mal, cratrice des corps, les faonne en prenant l des forces…

[41]Французский перевод предлагает здесь понимать здесь под fortitudo ‘храбрость’, ‘мужество’ (vaillance).

[42]“Среди римских христиан ходили разные слухи о манихеях и в частности о том, что они практиковали очень своеобразное причащение с использованием спермы животных и даже человека…”. — Serge Lancel. St. Augustine. SCM Press, 2002. P. 122.

[43]Подобные признания исходили, видимо, от прискиллианистов, считавших себя последователями Мани, на суде в Трире в 385 г. — Там же. P. 493. Not. 3.

[44]Ср. Пс 102:8.

[45]Мф 5:45.

[46]Иез 33:11.

[47]Прем 12:2.

[48]См. Рим 2:4–6.

[49]Ср. Иез 18:21.

[50]Французский перевод, в отличие от английского, предлагает под praesto здесь понимать ‘предоставлять’ (accorde-nous)

[51]Ср. Пс 50:19.

© Перевод, предисловие, комментарии. Д. В. Лобов, 2008

 


ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА    

СОДЕРЖАНИЕ НОМЕРА 

АРХИВ