ГЛАВНАЯ 
СТРАНИЦА 

СОДЕРЖАНИЕ 
НОМЕРА

АРХИВ



№ 1(19) 1999

К. ФЕЛМИ

БОГОМАТЕРЬ В ЛИТУРГИИ И ГИМНОГРАФИИ*
(фрагмент)

      “Христианство с одним Христом, но без Богоматери — это есть в сущности какая-то другая религия, чем Православие”, — так расценивал отец Сергий Булгаков почитание Богородицы1. И действительно, православное богослужение — Божественная Литургия и суточные богослужения — немыслимо без вновь и вновь возносимой хвалы Богоматери. Даже в наиболее священном (если можно так выразиться) моменте Божественной Литургии, следующем непосредственно после преложения евхаристических даров через снисхождение Святого Духа, первой звучит хвала Богоматери. Священник молится о призывании Святого Духа в Литургии Иоанна Златоуста: “Еще приносим Ти словесную сию службу, о иже в вере почивших праотцев <...> изрядно о Пресвятей, Пречистей, Преблагословенней, Славней Владычице нашей Богородице и Приснодеве Марии”. Затем всегда следует песнопение в честь Богородицы, притом в большинство дней церковного года — вероятно, самое красивое из этих песнопений: состоящая из двух частей Песнь Богородицы:
     Достойно есть яко воистину блажити Тя Богородицу, Присноблаженную и Пренепорочную и Матерь Бога нашего.
    Честнейшую Херувим и славнейшую без сравнения Серафим, без истления Бога Слова рождшую, сущую Богородицу, Тя величаем
.
    
Помимо этого центрального места, Богоматерь упоминается в заключении каждой ектеньи:
     Пресвятую, пречистую, преблагословенную, славную Владычицу нашу Богородицу и Приснодеву Марию, со всеми святыми помянувше, сами себе, и друг друга и весь живот наш Христу Богу предадим
.
    
Еще обильнее похвалы Божией Матери в суточных богослужениях, которые немыслимы без постоянно повторяющегося упоминания Богородицы. И здесь, как и в Божественной Литургии, ектеньи заканчиваются упоминанием Богоматери, а богородичен всегда следует за постоянно повторяющимся прославлением Святой Троицы:
     Слава Отцу <и т. д.> и ныне и присно <и т. д.>
. <...>
    
Таким образом, в православных песнопениях, как они сложились после Халкидонского Собора, в общем отсутствует “мариология”, а существует только “феотокология”[1], возвышенное учение о Богородице, о тайне рождения Создателя, Которому небо и небо небесе не довлеют (3 Цар 8:27), ограничен в утробе Девы и Матери. Все другие темы мариологии апологетов ранней Церкви, такие, как тема “новой Евы” и связь Марии и Церкви, отходят в песнопениях на задний план.
    
Только эта тесная связь, в которой гимнографы рассматривают Богоматерь в отношении к Ее Божественному Ребенку, обусловливает то, что использование и толкование образов, относящихся к Богоматери, — они первоначально, в сущности, относились к Христу, — никоим образом не может восприниматься как богохульство[2]. Эти образы точно так же могут употребляться и чередуясь: святитель Кирилл Александрийский связывает видение неопалимой купины (Исх 3:1 и сл.) с Христом. Так же, как купина выносила огонь, так во Христе Его человечество выносило Божественную природу Слова[3].
    
Звезда Иакова, которую предсказывал Валаам (Чис 24:17), являет собой Христа; а Богородица называется в акафисте звездо, являющая солнце[4]. Христос (Ин 15:1) есть лоза истинная, Его ученики — связанное с Ним рождие. В богородичне 3-го часа Богоматерь названа лоза истинная, возрастившая нам плод живота[5]. Как Та, которая заставила бить ключом воду жизни, Она являет собой “Живоносный Источник”, так как Ее прошение позволит течь воде спасения, и Она ипостасное слово источила[6]. Но в то же время Сам Бог — источник воды живы (Иер 2:13). Сказанное справедливо для ветхозаветных песнопений и песнопений канонов, как мы могли это увидеть на примере огненной пещи[7].
    
Эта выраженная в песнопениях тесная связь между “феотокологией” и христологией, между Богородицей и Ее Божественным Сыном, имеет два аспекта, о которых до сих пор еще не шла речь: сострадание Богоматери к Своему Сыну на Кресте и сила прошения Божией Матери к Христу.
    
Особенно пропитаны состраданием Богоматери слова Октоиха в среду: Оружием снедашеся Пречистая страстей Сына Твоего, яко зряще того копием прободаема...[8]. Песнопение, как и многие другие, звучащие подобным образом, соотносится с пророчеством старца Симеона в храме: и Тебе же самой душу пройдет оружие (Лк 2:35). У креста Своего Сына терпела Божия Матерь (так поется, например, в стихирах на Господи воззвах 1-го гласа в четверг вечером) болезни, которых не имела, когда рождала Его[9].
    
Особенно волнует плач Богородицы в песнопениях Великой Пятницы и Великой Субботы. Среди многих примеров, которые можно было бы назвать, в первую очередь приведем слова стихиры поклонения плащанице на утрени Великой Субботы. Здесь плачет Божия Матерь: Увы Мне, Чадо Мое! Увы Мне, Свете Мой, и утроба Моя возлюбленная. Симеоном бо предреченное в церкви днесь собыстся: Мое сердце оружие пройде, но в радость Воскресения Твоего плачь преложи[10].
    
Вообще тема плача Богоматери в утреннем богослужении Великой Субботы необычайно важна, особенно в похвалах к непорочным в начале утрени. Постоянно повторяются следующие стенания: О Божие Слове! О радосте Моя! Како претерплю тридневное Твое погребение; ныне терзаюся утробою матерски[11]. Ирмос 9-й песни канона того же богослужения в некоторой степени дает ответ на плач:
     Не рыдай Мене, Мати, зрящи во гробе, Егоже во чреве без семене зачала еси Сына: Востану бо и прославлюся и вознесу со славою, непрестанно яко Бог, верою и любовию Тя величающия
[12].
    
Тем более Богоматерь введена, конечно, и в пасхальную радость:
     Ангел вопияше благодатней: чистая Дево радуйся, и паки реку, радуйся: Твой Сын воскресе тридневен от гроба и мертвыя воздвигнувый, людие веселитеся!
[13].
    
Здесь особенно прекрасно выражается радость многих богородичных песнопений. Этому способствует вновь и вновь обращенный к Богоматери возглас “Радуйся!”. Хотя в сущности это ничто иное как славянский перевод греческого повседневного приветствия ca‹re, однако как раз в переводе на языки, в которых призыв к радости не относится к повседневному приветствию, сильнее выступает радостный аспект греческого приветствия, который сами греки почти не улавливают. И этот радостный аспект накладывает свой отпечаток на многие богородичные песнопения.
    
Так как Богородица является Матерью Христа, Ее прошения — эта последняя большая тема песнопений, о которой надо еще сказать — обладают особенной силой. Она имеет матерне дерзновение к Нему. Поэтому Она непрестанно молится спаситися душам нашим[14]. Все высказывания о Ее непобедимой державе (акафист), о том, что Она спасает, восходят к необыкновенной силе Ее материнского прошения. Ее особое положение предстательницы, помимо того, что Она родила Бога Слово (собственно говоря, это одно и то же), является основанием для постоянно повторяющихся обращений к Ней молящихся. Сила Ее прошения как тема песнопений настолько важна, что первоначально относившийся к Благовещению акафист был связан затем с событием, в котором Ее прошение оказалось чрезвычайно сильным. Поэтому к наиболее излюбленным богородичным песнопениям относится то, которое необычайно внушительно воспевает Ее ходатайство:
     Предстательство христиан непостыдное, ходатайство ко Творцу непреложное. Не презри грешных молений гласы: но предвари, яко благая на помощь нас, верно зовущих Ти: ускори на молитву и потщися на умоление, предстательствующи присно, Богородице, чтущим Тя
[15]

Перевод с немецкого Е. Шохиной
под ред. М. Журинской


*Felmy Karl Christian. Богоматерь в Литургии и гимнографии (текст на нем. яз.; перевод выполнен по присланной автором рукописи).

1Протоиерей Сергий Булгаков. Купина Неопалимая. Опыт догматического истолкования некоторых черт в православном почитании Богоматери. Париж, 1927. — С. 78.

[1]Ср. главу Mariologie als Theotokologie // Felmy K. Ch. Die orthodoxe Theologie der Gegenwart. Eine Einfuhrung. Darmstadt, 1990. — S. 82–105.

[2]Здесь уместно напомнить, что автор статьи обращается в основном к своему протестантскому окружению. — Ред.

[3]Kyrill von Alexandrien. Quod unus sit Christus // PG 75, 1293.

[4]Триодь Постная. Ч. I. — Л. 324.

[5]Псалтирь Следованная. Ч. II. — С. 145.

[6]Триодь Цветная. М., 1863. — Л. 19 об.

[7]См. выше.

[8]Ср. и крестобогородичен, вторник, вечерня 3-го гласа (Октоих I. — Л. 200 об.); среда, утреня 4-го гласа, песнь 6-я, богородичен (Октоих I. — Л. 239 об.) и др.

[9]Октоих I. — Л. 50 об.

[10]Триодь Постная. Ч. II. — Л. 486 об.

[11]Триодь Постная. Ч. II. — Л. 472.

[12]Триодь Постная. Ч. II. — Л. 484.

[13]Триодь Цветная. — Л. 10 об. Далее следует уже процитированный ирмос 9-й песни пасхального канона.

[14]Стихиры на стиховне, богородичен, глас 5-й (Октоих II. — Л. 5).

[15]Канон молебный Богородице, кондак (Каноник. М., 1986. — С. 116).

© Перевод. М. А. Журинская, Е. В. Шохина, 1999

 


ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА    

СОДЕРЖАНИЕ НОМЕРА 

АРХИВ