ГЛАВНАЯ 
СТРАНИЦА 

СОДЕРЖАНИЕ 
НОМЕРА

АРХИВ



№ 4(18) 1998

 Е. КОЛЯДА

 БИБЛЕЙСКИЕ МУЗЫКАЛЬНЫЕ
ИНСТРУМЕНТЫ
К ПРОБЛЕМЕ ИДЕНТИФИКАЦИИ И ПЕРЕВОДА[1]

Хвалите Его во гласе трубнем,
хвалите Его во псалтири и гуслех.
Хвалите Его в тимпане и лице,
хвалите Его во струнах и органе.
Хвалите Его в кимвалех доброгласных,
хвалите Его в кимвалех восклицания.

Пс 150:3–5

     Музыкальный инструментарий, богато представленный в Библии и свидетельствующий о высоком уровне музыкальной культуры Древнего Востока, в наши дни вызывает у читающих Священное Писание неоднозначные, подчас неверные ассоциации, а переводчика ставят порой перед неразрешимой задачей передать современной терминологией древние понятия о музыкальных инструментах.
    В силу многих исторических, культурологических, лингвистических причин (главные из них — ориентация на Септуагинту и отсутствие в отечественной библеистике изучения музыкального аспекта Библии) и в церковнославянской, и в русской традиции переводов названий музыкальных инструментов, упоминаемых в Священном Писании, накопилось значительное число неточностей, а то и просто терминологических и типологических ошибок[2], в ряде случаев искажающих смысл библейского текста[3]. Так, вряд ли кто-либо осознает, что в приведенных выше известных стихах псалма, представляющих собой своеобразный свод древнееврейского инструментария, три из перечисленных наименований переведены неверно. Подобных примеров можно привести немало.
    В западной музыкальной науке проблема библейского инструментария давно занимает умы ученых[4], однако, до сих пор точки зрения относительно идентификации инструментов, даже, казалось бы, столь известных, как киннор и небел, очень разноречивы[5]. В отечественном музыкознании эта область и по сей день образует лакуну[6]. Благодаря новым археологическим данным, полученным в результате серии раскопок, проводившихся учеными на всем географическом пространстве библейских поселений[7], а также блестящим открытиям в области языкознания[8], мы имеем возможность внести в определение музыкальных инструментов ряд уточнений, хотя и сегодня еще рано говорить об окончательных результатах исследований.
    Из фигурирующих в Ветхом Завете[9] двадцати девяти наименований, связанных со сферой музыкального инструментария, двадцать одно типологически атрибутировано с большей или меньшей степенью точности. Это: а) духовые инструменты, куда входят рога (шофар, керен, йобел, карна), трубы (хацоцра) и деревянные духовые (халил, угаб, машрокита); б) струнные щипковые, включающие лиры (киннор, катрос), арфы (небел, саббха), цитры (асор), а также струнные ударные, к которым относится тип цимбал (псантерин); в) ударные, состоящие из мембранных (тоф) и самозвучащих шумовых (менааним, шалишим, целцелим\мецилтайм, мциллот и паамоним). Идентификация остальных восьми названий (сумпониа\сипониа, махол, шеминит, аламот, негинот, нехиллот, гиттит, шушан) весьма спорна. Поскольку рассмотрение спорных терминов требует длинных рассуждений, мы ограничимся обзором только основного корпуса библейских инструментов, но прежде приведем сводную таблицу их упоминаний[10].

шофар Исх 19:16,19; 20:18; Лев 23:24; 25:9; Нав 6:3–5,7–8,12,15,19; Суд 3:27; 6:34; 7:8,16,18–20,22; 1 Цар 13:3; 2 Цар 2:28; 6:15; 15:10; 18:16; 20:1,22; 3 Цар 1:34,39,41; 4 Цар 9:13; 1 Пар 15:28; 2 Пар 15:14; Неем 4:18,20; Иов 39:24–25; Пс 46:6; 97:6; 150:3; Ис 18:3; 27:13; 58:1; Иер 4:5,19,21; 6:1,17; 42:14; 51:27; Иез 7:14; 33:3–6; Ос 5:8; 8:1; Иоил 2:1,15; Ам 2:2; 3:6; Соф 1:16; Зах 9:14
хацоцра Чис 10:2–5,8–10; 31:6; 4 Цар 11:14; 12:13; 1 Пар 13:8; 15:24,28; 16:42; 2 Пар 5:12–13; 7:6; 13:12,14; 15:14; 20:28; 23:13; 29:26–28; 1 Езд 3:10; Неем 12:35,41; Пс 97:6; Ос 5:8
йобел Исх 19:13; Нав 6:3,5,7,13
керен Нав 6:4
карна Дан 3:5,7,10,15
киннор Быт 4:21; 31:27; 1 Цар 10:5; 16:16,23; 2 Цар 6:5; 3 Цар 10:12; 1 Пар 13:8; 15:16,21,28; 16:5; 25:1,3,6; 2 Пар 5:12; 9:11; 20:28; 29:25; Неем 12:27; Иов 21:12; 30:31; Пс 32:2; 42:4; 48:5; 56:9; 70:22; 80:3; 91:4; 97:5; 136:2; 146:7; 149:3; 150:3; Ис 5:12; 16:11; 23:16; 24:8; 30:32; Иез 26:13
небел 1 Цар 10:5; 2 Цар 6:5; 3 Цар 10:12; 1 Пар 13:8; 15:16,20,28; 16:5; 25:1,6; 2 Пар 5:12; 9:11; 20:28; 29:25; Неем 12:27; Пс 32:2; 56:9; 70:22; 80:3; 91:4; 150:3; Ис 5:12; [14:11]; Ам 5:23; 6:5
асор Пс 32:2; 91:4; 143:9
катрос Дан 3:5,7,10,15
псантерин Дан 3:5,7,10,15
саббха

Дан 3:5,7,10,15

халил

1 Цар 10:5; 3 Цар 1:40; Ис 5:12; 30:29; Иер 48:36

угаб Быт 4:21; Иов 21:12; 30:31; Пс 150:4
машрокита Дан 3:5,7,10,15
тоф Быт 31:27; Исх 15:20; Суд 11:34; 1 Цар 10:5; 18:6; 2 Цар 6:5; 1 Пар 13:8; Иов 21:12; Пс 67:26; 80:3; 149:3; 150:4; Ис 5:12; 24:8; 30:32; Иер 31:4; [Иез 28:13]
мецилтайм 1 Пар 13:8; 15:16,19,28; 16:5,42; 25:1,6; 2 Пар 5:12–13; 29:25; 1 Езд 3:10; Неем 12:27
целцелим 2 Цар 6:5; Пс 150:5
менааним

2 Цар 6:5

шалишим 1 Цар 18:6
паамоним Исх 28:33–34; 39:25–26
мциллот [Зах 14:20]

Рис 1. вверху — шофар,
внизу — йобел.

     Шофар — древнейший инструмент семитских народов, в том числе древних евреев — представляет собой рог, натуральную коническую трубу[11]. Изготовлялся он из рогов 5 видов животных: дикого козла, барана (этим двум разновидностям отдавалось предпочтение благодаря их природной изогнутой форме, напоминавшей молодой месяц — один из важнейших символов Древнего Востока), иногда антилопы, газели, редко — быка (последний считался нежелательным из-за ассоциации с золотым тельцом). Ранние инструменты не имели мундштука, кончик рога отрезался либо в нем просверливалось вдувное отверстие. Позднее процедура изготовления шофара стала более сложной: путем выпаривания ему придавали нужные контуры, на широком конце рога формировали раструб, а узкий край посредством растягивания превращали в мундштук. Музыкально-технические возможности шофара были весьма невелики. Исполнитель мог извлечь лишь три-четыре высотно неточных, но резких и громких звука, причем способы игры сводились к трем основным приемам: машах (один долгий протяжный тон), теруа (серия коротких прерывистых звуков ) и текиа (несколько непродолжительных, но связанных между собой звуков[12]) (рис. 1).
     Шофар играл исключительную роль в самых различных сферах жизни, что подтверждается его наиболее частым упоминанием в Священном Писании (см. вышеприведенную таблицу). Диапазон его функций в разные периоды был чрезвычайно широким: от магической на раннем этапе формирования древнееврейского общества до социально-организующей и сакральной в последующие времена.
     В Библии упоминается несколько разновидностей шофара. Помимо обычного типа встречается йобел. Он изготавливался только из бараньего рога, обладал большим размером и очень громким звучанием[13]. Йобел был участником важных событиий (законодательство, данное Моисею Богом на горе Синай, разрушение стен Иерихона), а также религиозных праздников, отмечаемых в юбилейный год (отсюда и его название). Керен, в отличие от йобела, делался из бычьего рога, был сравнительно невелик, но зато отличался особой прочностью и наиболее круто изогнутой формой. В Ветхом Завете он обозначен как керен йобел. Есть предположение, что такое наименование подразумевало особый инструмент солидных размеров, входивший, наряду с йобелами, в число семи “иерихонских труб”. Керен имел, скорее всего, сугубо светское предназначение и звучал в народных празднествах юбилейного года. Сходным было, вероятно, и предназначение его арамейского варианта карна, включенного в состав придворного оркестра царя Навуходоносора II.
     Поскольку в Библии шофар выступает прежде всего как сакральный инструмент-символ, вероятно, закономерно было бы при переводе сохранить данный термин, тем более, что во многих языках он давно закрепился. Тогда его культовый аналог йобел можно передать словосочетанием “юбилейный шофар”, а светские разновидности керен и карна — для акцентирования их функционального различия — обозначить существительным “рог[14]. Желательно также передать и три вышеупомянутые манеры игры на шофаре, так как они всюду несут смысловую нагрузку, связанную с семантикой и обрядовыми функциями инструмента[15]. В тексте они выражены либо разными глагольными формами при существительном шофар[16] либо субстантивно заменяют его[17]. Важно сохранить метафоры, как, например, голос шофара (kol ha-shofar, Пс 98:6), день трубного воскликновения (iom tеruah, Чис 29:1)[18], память трубного воскликновения (zihron teruah, Лев 23:24), в восклицании голосом шофара (bitru’ah bakol-shofar, 2 Цар 6:15; 1 Пар 15:28; Ам 2:2), велегласно и восклицанием и (звуком — Е. К.) труб и шофаров[19] (bekol gadol uviteruah uvahatsotserot uveshofarot, 2 Пар 15:14), не только дополняющие характеристику инструмента, но и придающие библейскому повествованию живость и рельефную образность.

 

Рис. 2

     Хацоцра — прямая металлическая труба — имела несколько иную, нежели шофар, конструкцию и состояла из трех частей: прямой длинной тонкой трубки, довольно резко переходившей в широкий раструб, и чашеобразного мундштука, который насаживался сверху на ее узкий край (рис. 2). В зависимости от предназначения хацоцры изготовлялись из серебра (в храмовых инструментах, считавшихся священными, использовалось особо дорогое кованое серебро), реже (в основном светские трубы) — из бронзы. Музыкально-технические данные библейской хацоцры по сравнению с шофаром были еще скромнее и ограничивались предположительно двумя различными, но высотно не точными и грубыми звуками. Исполнительские приемы теруа и текиа, заповеданные Богом Моисею в отношении труб (Чис 10:2,3,5–8,10), полностью совпадали со способами игры на шофаре и имели такую же строгую регламентацию; совпадали и две основные сферы использования хацоцры как сакрального и сигнального (главным образом, военного) инструмента.
     Перевод самого названия хацоцра и относящихся к нему терминологического ряда (теруа, текиа), метафор (‘голос труб’, 2 Пар 5:13), а также семантически значимых дефиниций (скажем, определение трубы выражением ‘сосуд священный’ — klei hakodesh — в Чис 31:6), не должен представлять больших сложностей, поскольку в любой музыкальной культуре есть инструмент данного типа, а стало быть, и в языке должно существовать адекватное понятие[20]. Необходимо тем не менее учесть, что в литургической практике иерусалимского храма трубы, как правило, применялись парно, а в большие праздники их количество значительно увеличивалось (вплоть до 120, к примеру, в обряде освящения Первого храма, 2 Пар 5:12). Поэтому в тексте Священного Писания существительное хацоцра встречается только в грамматической форме множественного числа — хацоцрот[21].

 

 

 

 

Рис. 3

  Струнная группа представлена в Библии несколькими видами инструментов. Наиболее распространенные из них — киннор и небел — соотносимы с лирой и арфой. Они отличались друг от друга внешними контурами, рядом деталей в конструкции, в частности размером угла, образуемого в месте крепления струн к корпусу: у лиры он чаще всего составляет 90°, у арфы, напротив — никогда. Киннор был весьма сходен с греческой лирой и имел либо полукруглый, либо ассимметричный трапецевидный, либо треугольный, напоминающий перевернутую греческую букву “дельта” (D) корпус с двумя выдающимися вверх отростками (чаще всего неравной длины), соединенными вверху поперечной планкой (рис. 3). Струны (количеством от трех до десяти) натягивались снизу: от корпуса к планке, к которой они прикреплялись с помощью специальных колышков. Изготовлялись струны из тонких овечьих кишок и издавали, вероятно, приятный негромкий звук в среднем (альтовом) диапазоне. Играли на кинноре как плектром, так и рукой[22], зажимая один отросток инструмента подмышкой таким образом, чтобы последний оказался в немного наклоненном положении.

  Рис. 4

     Небел скорее всего был вертикальной преимущественно угловой портативной (переносной) арфой различных размеров, с разным числом струн (в среднем от восьми до двенадцати) и интервальной настройкой. Наряду с плоской формой, корпус мог иметь изогнутую форму, напоминающую натянутый лук (так называемая дуговая арфа). От корпуса под определенным углом отходила шейка (рис. 4). Между ними натягивались струны: они продевались непосредственно сквозь резонаторные отверстия, просверленные в корпусе, а к шейке прикреплялись колышками, как и у киннора. Струны делались из толстых овечьих кишок, поэтому небел должен был звучать ниже и громче киннора. При игре инструмент держали перед собой вертикально, для равновесия прижимая его локтем к телу, а звук производили, как правило, путем защипывания или же удара по струнам пальцами[23].
     Как повествует Священное Писание, назначение киннора и небела во многом совпадало. Оба они считались храмовыми “инструментами для пения” (klei shir, 1 Пар 16:42), и основная их функция заключалась в сопровождении пения левитов[24]. При этом киннор, видимо, исполнял ведущую партию (он главным образом дублировал мелодическую линию), тогда как небел выполнял сугубо аккомпанирующую роль. Помимо чисто ритуальной сферы, и тот и другой инструмент звучали вне стен храма, входя в состав разного рода ансамблей, участвовавших в религиозных и светских народных празднествах. Кроме того, в Библии не раз говорится об их роли в личной жизни людей.
     Перевод древнееврейских наименований киннор и небел на современные языки одновременно и легок и труден. С одной стороны, выбор терминов кажется весьма богатым, поскольку струнные в большинстве музыкальных культур, как правило, составляют наиболее многочисленную и разнообразную по составу группу. С другой стороны, именно это богатство и обманчиво, ибо аналогов библейским инструментам ни среди исторических, ни среди бытующих в нынешней практике конкретной музыкальной традиции инструментов может просто не быть[25]. Такая ситуация сложилась, в частности, в отношении киннора[26]. Сегодня вряд ли можно где-нибудь найти точную копию или хотя бы подобный ему инструмент. Едва ли в разговорном обиходе какого-либо региона существует и соответствующее лингвистическое определение. Потому было бы целесообразно сохранить древнееврейский термин киннор (сопроводив его кратким комментарием) или же обозначить его хорошо известным словом лира. Что касается небела, то здесь вполне уместно слово арфа в любом национальном варианте (если таковой имеется)[27].

 

Рис. 5

     Об асоре — древнееврейской цитре — подробными сведениями библеистика пока не располагает. Точно известно лишь количество струн: десять (отсюда и название самого инструмента, производного от ивритского числительного eser — 10). Судя по немногочисленному пиктографическому материалу, они натягивались поперечно на прямоугольную раму (рис. 5). Неясно еще, была ли рама плоской или объемной, широкой или узкой. Исполнитель держал инструмент перед собой горизонтально, играя пальцами ударным либо щипковым движением. В Библии асор упоминается всего три раза. Из них дважды (Пс 32:2; 143:9) — как прилагательное к существительному небел, что дало основание ряду ученых считать его разновидностью последнего, а некоторым переводчикам — считать асор десятиструнной арфой, лирой, либо абстрактным “десятиструнным инструментом”, даже обобщенным понятием “струнные инструменты”[28]. Однако в одном случае (Пс 91:4) он выступает самостоятельно[29], и это требует внесения “поправки” к устоявшейся точке зрения[30]. Если не использовать оригинальное название (опять же снабдив его комментарием), то из современного обихода для обозначения асора вполне годятся термины цитра, псалтерий; из русского инструментария наиболее близким типом оказываются гусли[31].

 

 

Рис. 6

     Катрос, псантерин и саббха, составляющие струнную группу в придворном оркестре вавилонского царя Навуходоносора II, согласно новым данным, несколько отличались от древнееврейских инструментов. Катрос, по мнению большинства ученых, являлся трансформированной разновидностью древнегреческой кифары[32] . Саббха скорее всего была горизонтальной угловой арфой, а псантерин вероятнее всего представлял собой тип цимбал с натянутыми поверх квадратного корпуса 8 –10 струнами, на которых играли палочками. Термины были заимствованы хронистом из ассиро-вавилонской музыкальной практики и употреблены в книге пророка Даниила, видимо, с целью подчеркнуть инородность языческого культа чужеземцев и его несовместимость с высокой духовностью еврейского обряда[33]. Хорошо бы сохранить это терминологическое различие и при переводе, хотя бы в отношении катроса и псантерина, передав их соответственно кифарой и цимбалами. Труднее найти общеизвестный синоним для арфы (саббхи), хотя в специальной музыковедческой литературе для данного вида таковые существуют.
     Библейский халил времен Ветхого Завета принадлежал к типу одноствольного гобоя небольшого размера, с несколькими отверстиями в стволе, одинарной или двойной тростью[34], вставлявшейся в его верхний узкий край, и воронкообразным раструбом[35](рис. 6). Первоначально халил изготовлялся из тростниковых растений, позднее для ритуальных инструментов стали использовать древесину, реже — металл (скорее всего бронзу), а светские делались из бедренной кости овцы. Исполнение на халиле, по всей вероятности, было несложным: звук извлекали, вдувая воздух через трость в ствол и одновременно ударяя пальцем или частью ладони по пальцевым отверстиям. Инструмент обладал достаточно резким тембром и был слышен на значительном расстоянии.
     Хотя в Библии литургическое употребление халила не зафиксировано, оно, очевидно, все-таки существовало. Он широко использовался в общественной и частной жизни, воспринимаясь в первую очередь как символ радости. В этом качестве халил был участником религиозных процессий (1 Цар 10:5; 3 Цар 1:40) и праздников (Ис 30:29), а также народных гуляний, связанных с языческим культом (Ис 5:12). Вместе с тем он звучал в моменты скорби и горя (Иер 48:36).

 

Рис. 7

Угаб — предположительно древнейшая модель продольной флейты — наряду с киннором оказался и самым ранним из упоминаемых в Священном Писании музыкальных инструментов (Быт 4:21). Конструкция угаба очень проста: прямая цилиндрическая трубка с несколькими пальцевыми отверстиями. Исполнитель держал его почти в вертикальном положении; звук производился не посредством трости, как у халила, а прямо через верхний конец трубки с помощью легкого удара языком (рис. 7). Звук угаба, мягкий и негромкий, ассоциировался прежде всего со сферой личностных эмоций, однако в талмудической литературе есть косвенные подтверждения и литургического применения угаба в период Первого храма (X в. до Р. Х.). Существует вполне обоснованная гипотеза о постепенном превращении слова угаб из наименования конкретного инструмента в собирательное понятие для всех типов флейтовых, что нашло отражение в псалме 150, где данный термин стоит в паре с аналогичным обобщенным определением струнных инструментов — струны (minnim).

 

Рис. 8

Машрокита фигурирует в Ветхом Завете только в составе придворного оркестра вавилонского царя Навуходоносора II и трактуется современными исследователями либо как разновидность поперечной флейты, либо (и это наиболее вероятно) как семитский (точнее, ассиро-вавилонский) вариант продольной многоствольной флейты Пана: набор открытых с верхнего конца трубочек разной длины, скрепленных тростниковыми планками или жгутом (рис. 8). При игре воздух вдували в верхние концы трубочек. Каждая трубка могла издавать лишь один звук, а вместе они производили свистящий эффект. Подобное неблагозвучие машрокиты предполагало ее преимущественно светское предназначение, а нарочитое обращение к не известному в древнееврейской лексике термину, как и в случае с остальным инструментарием из книги пророка Даниила, сделано для акцентирования принципиально различного характера двух культур: теистической — Израиля и языческой — Вавилона. В русском народном инструментарии машроките соответствует цевница.

 

Рис. 9

Одним из наиболее распространенных ударных инструментов в древних культурах, в том числе в еврейской, был тоф — рамный ручной барабан (древний тип бубна). Предположительно это был круглый деревянный либо металлический обруч небольшого размера, обтянутый с одной стороны кожей (рис. 9). Достоверных сведений о наличии металлических колечек или пластинок, прикрепляемых к обручу, как у позднего бубна, нет. Играли на тофе преимущественно женщины, ударяя по мембране пальцами или кистями рук. В Ветхом Завете семантика инструмента связана главным образом с атмосферой веселья (Быт 31:27; Исх 15:20; Ис 24:8), часто сопровождаемого танцем (Суд 11:34; 1 Цар 18:6; Иер 31:4). Он выступает также средством обращения с хвалой к Богу (2 Цар 6:5; 1 Пар 13:8; Пс 80:3; 150:4).
     В целом трактовка тофа не составляет особых трудностей и загадок. При переводе данного термина вполне правомерно использовать слово бубен в его любом национальном варианте[36]. Следует, однако, избегать обозначения библейского тофа “тамбурином”, поскольку данный термин относится совсем к иному, гораздо более позднему инструменту, возникшему и в другое время (XI в.), и в другом регионе (Франция).

 

 

Рис.10

Мецилтайм и целцелим, этимологически идентичные названия[37], видимо, подразумевали один и тот же инструмент — пальцевые тарелочки. Судя по археологическим находкам, а также по дошедшим до нас описаниям и изображениям, они состояли из двух пластин средней величины (диаметр найденных образцов около 12 см), имевших форму плоского блюдца или конуса с выпуклостью в центре и металлической рукояткой или петлей (иногда она была кожаной) для больших пальцев, расположенной либо в центре, либо с краю (рис. 10). Тарелки изготовлялись из бронзы или из меди. Первые, очевидно, были меньше размером и звучали нежнее, тогда как вторые — более крупные — издавали соответственно более громкий и резкий звук. Характер и объем звука зависели и от способа исполнения: скользящее движение рук (их двигали вверх вниз или разводили в стороны) придавало звучанию оттенок приглушенного бренчанья; при ударе тарелок друг о друга в вертикальном положении возникал эффект резонанса.
     С самого начала храмовой музыкальной практики мецилтайм входили в состав храмового инструментария, выполняли важнейшие структурные функции в службе, указывая разделы литургического действа, подавая сигналы началу пения хора. В качестве шумового фона, усиливающего состояние эмоцинального подъема, они принимали участие в религиозных событиях общенационального значения: перенесение ковчега Завета в Иерусалим (2 Цар 6:5; 1 Пар 13:8), освящение Первого (2 Пар 5:12–13) и Второго (1 Езд 3:10) храма, нововозведенных стен Иерусалима (Неем 12:27).
     Термин тарелки (как вариант — “тарелочки” с целью подчеркнуть миниатюрность древнего инструмента в отличие от его современного аналога) может оказаться, пожалуй, единственно верным терминологическим определением мецилтайм и целцелим. Синонимы-наименования одного инструмента объясняются стилистическими расхождениями в книгах Ветхого Завета, создававшихся в разные исторические периоды. Так, множественное число существительного целцелим зафиксировано в текстах более раннего происхождения (2 Цар, Пс), между тем как употребление существительного мецилтайм в двойственном числе могло явиться результатом последующего осознания конструкции инструмента (наличие двух пластин) и нашло отражение в книгах, возникших позднее (1, 2 Пар, 1 Езд, Неем). В любом случае, похоже, оба названия использовались в собирательном значении, и вряд ли стоит конкретизировать их буквальным выражением (скажем, парные тарелочки). Следует, однако, отразить семантически важный параллелизм в Пс 150:5. Словосочетания tsiltseley shama (целцелим внимания (слову Божию — Е. К.), стих 5а) и tsiltseley teruah[38] (целцелим восклицания, стих 5б) несут определенную смысловую нагрузку, гораздо более значимую, чем просто музыкальная метафора. Дефиниции, характеризующие инструмент, явно связаны с культом. Учитывая итоговый смысл Пс 150, они, вероятно, призваны еще сильнее подчеркнуть сугубо религиозную направленность и преимущественно богослужебное предназначение всей Книги.

 

Рис. 11

Менааним относится к типу погремушек — примитивных ударных шумовых инструментов, чрезвычайно употребительных на Древнем Востоке. Он представлял собой небольшой сосуд (изделие из глины, тыква), наполненный мелкой галькой, семенами, которые при ритмичном встряхивании издавали звук неопределенной высоты, служивший, как правило, аккомпанементом танцу либо ритмизованному шествию. При раскопках в Египте, регионе Месопотамии, Палестины были обнаружены сосуды самой различной конфигурации: одни изготовлены в виде гирь, иные напоминают фигурки животных (рис. 11). Не исключено, что так же выглядел и библейский менааним. В инструментальном ансамбле, сопровождавшем процессию перенесения ковчега Завета в Иерусалим, его бодрящий ритм, очевидно, дополнял атмосферу всеобщей радости и веселья. Переводя данный термин на современные языки, желательно отразить его этимологию, связанную с моментом сотрясания[39].
     Шалишим имеет множество толкований и в переводах Священного Писания, и в научной литературе. Все же наиболее вероятно предположение, что под этим словом подразумевается определенный тип систра. Его название (производное от еврейского числительного “три” во множественном числе) предполагало следующие варианты металлической кострукции: а) стержень с тремя отверстиями, куда вдевались три свободно двигающихся колечка; б) обод в виде подковы с тремя поперечными проволочными стержнями, на которые нанизаны позвонки — звенящие пластинки; вся система крепилась на ручке; в) к ручке веерообразно приделывались три стержня с фиксированными на них позвонками (рис. 12). При встряхиваниии инструмента позвонки бренчали, создавая приятный шумовой эффект, что вносило разнообразие в общее звучание ансамбля. В ситуации, описанной ветхозаветным хронистом (1 Цар 18:6), шалишим функционально близок менааним, выступая в качестве ритмического сопровождения танцующим женщинам. Шалишим относится к тем “терминам-эндемикам”, что вряд ли поддаются адекватному переводу (хотя, разумеется, он не исключен), поэтому приходится передавать его обобщенным названием “систр” либо его фольклорным вариантом.

 

 

 

Рис. 12

Паамоним и мциллот принадлежали к одному и тому же типу примитивного инструментария. Первые имели вид изящных металлических звенящих подвесок или бубенцов, вторые — большей величины пластинок-пряжек или дисков[40]. Кроме того, у них было сходное предназначение: и нежное треньканье паамоним на облачении ветхозаветного первосвященника, и более грубое позвякивание мциллот на сбруе коня отгоняли злых духов (в первом случае — от человека, во втором — от домашних животных). Многие современные издания Священного Писания игнорируют различие между двумя инструментами, не совсем верно называя оба колокольчиком, а иные, вслед за древними переводами (Септуагинта, Вульгата), — вовсе терминологически не отражают мциллот. Разница между ними в размере и в форме передается парой “бубенцы” (паамоним) — “позвонки” (мциллот).
     Даже такой краткий обзор библейского инструментария позволяет сделать некоторые обобщения и выводы. Разумеется, перед современным переводчиком Библии стоит нелегкая задача. С одной стороны, он должен строго следовать оригиналу, заботясь прежде всего об адекватной передаче содержания, притом что первоначальный смысл многих понятий из глоссария древних евреев сегодня может быть утерян или искажен. С другой стороны, нельзя полностью опираться только на уже имеющиеся версии Священного Писания, многие ошибочные определения возникли очень давно и на протяжении столетий мигрировали из одной традиции в другую. Тем не менее, эти трудности вполне преодолимы. Надо лишь следовать нескольким главным принципам.
     Прежде всего, перевод может быть функционально-идиоматическим или ситуативным. В первом случае, вероятно, имеет смысл сохранить оригинальные названия, снабдив их краткими комментариями[41]. Это позволило бы сохранить аутентичную атмосферу ветхозаветной культуры и избежать исторических, терминологических и языковых несоответствий. Придерживаясь второго метода, необходимо правильно определить типологию каждого инструмента и при переводе названий всюду сохранять избранные дефиниции. Если позволяет лексика конкретного языка, неплохо использовать и глаголы, отражающие разные способы древнего инструментального исполнительства[42]. Обязательно также учитывать историко-хронологический фактор и не использовать наименований инструментов, возникших в гораздо более поздние, постбиблейские, времена[43]. В ансамблях, оркестрах и просто перечнях инструментов (как однотипных, так и относящихся к разным классам) желательно не менять порядок их перечисления, зафиксированный в древнееврейском оригинале. Ориентиром для идентичного расположения их названий может служить нижеследующая схема, содержащая основные терминологические “комбинации”.

Порядок перечисления инструментов

 небел — киннор
Пс 56:9; 70:22

киннор — небел
3 Цар 10:12
2 Пар 9:11
 асор — небел — киннор
 Пс 91:4
киннор — небел-асор
Пс 32:2
 шофар — хацоцра
 Ос 5:8
хацоцра — шофар
 2 Пар 15:14
Пс 97:6
тоф — киннор
Быт 31:27
Пс 149:3
Ис 24:8; 30:32
тоф — шалишим
1 Цар 18:6
небел — киннор — мецилтайм
  1 Пар 15:16; 16:5
мецилтайм — небел — киннор
 1 Пар 25:6
2 Пар 5:12; 29:25
Неем 12:27
небел — киннор — хацоцра
2 Пар 20:28
киннор — небел — мецилтайм
1 Пар 25:1
тоф — киннор — угаб
 Иов 21:12
киннор — угаб
Быт 4:21
тоф — киннор — небел
 Пс 80:3
хацоцра — мецилтайм
1 Пар 16:42
2 Пар 5:13
1 Езд 3:10
киннор — небел — тоф — халил
 Ис 5:12
небел — тоф — халил — киннор
1 Цар 10:5
киннор — небел — тоф — мецилтайм — хацоцра
 1 Пар 13:8
шофар — хацоцра — мецилтайм — небел — киннор
1 Пар 15:28
 киннор — небел — тоф — менааним — целцелим
 2 Цар 6:5

шофар — небел — киннор — тоф — угаб — целцелим
Пс 150:3–5

карна — машрокита — катрос — саббха — псантерин — сумпониа
Дан 3:5,15
карна — машрокита — катрос — саббха — псантерин — сипониа
Дан 3:10
карна — машрокита — катрос — саббха — псантерин
 Дан 3:7
 

     Наконец (и это, пожалуй, самое главное), при выборе ориентира в переводе названий библейских музыкальных инструментов приоритет несомненно должен оставаться за древнееврейским оригиналом как за самым надежным терминологическим источником.

Список сокращений изданий Библии

СРП

Современный русский перевод Всемирного Библейского Переводческого Центра (1993)

AV

Authorized King James Version (1611)

BE

La Santa Biblia en espavol (1960)

BFC

La Bible en francais courant (1991)

BLC

La Biblia in lingua corrente (1993)

NIV

New International Version (1989)

RSV

Revised Standard Version (1971)

TEV

Today’s English Version (1994)

 


[1]Более полная информация о типологии, конструкции и функциональном назначении инструментов содержится в цикле статей, предназначенных для готовящегося в издательстве “Большая Российская Энциклопедия” словаря “Музыкальные инструменты народов мира”.

[2]См. по данному вопросу: Коляда Е. Древние музыкальные инструменты в церковнославянских и русских переводах Священного Писания // Гимнология. Вып. 1. Материалы международной конференции памяти протоиерея Димитрия Разумовского. Ученые записки кабинета русской церковной музыки Московской государственной консерватории (в печати).

[3]Тот факт, что подобные неточности и ошибки имеются практически во всех переводах Библии, начиная с самого раннего (Септуагинта, кон. III — нач. II в. до Р. Х.) и кончая современными (вплоть до последних изданий 90-х гг., подготовленных видными учеными под эгидой Международного Библейского Общества: NIV, TEV, СРП — список сокращений см. в конце статьи), вряд ли может быть утешением для переводчиков.

[4]Работы по библейскому инструментарию начали появляться во второй половине XVIII в. и за два столетия образовали серьезный исследовательский фонд, основу которого составили труды О. Кальме, А. Ф. Пфайффера, П. Й. Шнайдера, К. Энгеля, Й. Л. Заалщюца, Й. Вайса, Х. Грессмана, С. Крауса, К. Закса, А. Сендри.

[5]К примеру, одни ученые считали, что древнееврейский небел был арфой (Х. Шнайдер, Й. Л. Заалщюц, Й. Вайс, Ф. Ю. Делич), другие — лирой (А. Ф. Пфайффер, Й. Н. Форкель, Й. Ян, К. Х. Корнил), третьи относили его к типу лютни (К. Энгель), четвертые — к цимбалам (А. В. Амброс).

[6]В шеститомном издании Музыкальной Энциклопедии есть лишь небольшая отдельная статья о шофаре. Еще несколько названий фигурируют в статье “Еврейская музыка”.

[7]За последнее полтора столетия выдающимися археологами Л. Вулли, М. Паркером, М. фон Оппенгеймом, В. Ф. Олбрайтом, Ж. Перро, М. Ростовцевым, Г. Картером, И. Ядином и многими другими были проведены раскопки на территории современных Израиля, Ирана, Ирака, Египта, Сирии, Турции, обнаружившие как огромный пиктографический, скульптурный материал, так и сами образцы инструментов Древнего Востока, что значительно продвинуло вперед музыкальную библеистику.

[8]Расшифровка ассирийской, хеттской, вавилонской и египетской клинописи, над которой вот уже более века трудятся ученые разных стран, позволила установить языковые истоки и заимствования в музыкально-инструментальной терминологии.

[9]Древнееврейские инструменты фигурируют в 25 из 30 книг еврейского канона, прежде всего в исторической его части (четыре книги Царств и две книги Паралипоменон), а также в Псалтири. Встречаются они и во второканонических текстах, в частности, в 1 Мак. Отдельные упоминания имеются в Новом Завете (Мф, 1 Кор, 1 Фес, Откр).

[10]При работе с оригинальной терминологией инструментария автор опирался на последнее штуттгартское издание Еврейской Библии (Biblia Hebraica Stuttgartensia. Ed. 4. 1990), в котором учтены основные масоретские кодексы, дошедшие до наших дней (упоминания, не вошедшие в Синодальное издание, приводятся в квадратных скобках). Цитаты на церковнославянском языке приводятся по Елизаветинской Библии 1751 г., на русском — по Синодальному изданию 1876 г. Выдержки из иных источников оговариваются особо.

[11]Шофар сохраниля в музыкальной практике до сих пор.

[12]Термины происходят соответственно от древнееврейских глаголов mashah ‘тянуть’, taka ‘трубить’ и существительного terua ‘восклицания (многих людей)’.

[13]Сила звука достигалась благодаря широкому резонирующему металическому раструбу, который вставлялся и вынимался наподобие мегафона.

[14]Правда, в атрибуции карны ясности нет. Не исключено, что она принадлежала к классу труб.

[15]Скажем, термин машах в библейском тексте скорее всего не случайно относится именно к йобелу (Исх 19:13; Нав 6:5), самому большому и мощному по звучанию виду шофара, способному издавать очень протяжный тон, а употреблен для подчеркивания именнно этого качества. Призывные звуки теруа, характерные для обычного шофара, собирали народ для совершения религиозных обрядов (Лев 23:24; 25:9), а тревожные сигналы текиа символизировали прежде всего военные действия (Нав 6:5; Суд 6:34; 7:18–19; 1 Цар 13:3; 2 Цар 2:28; 20:1).

[16]К примеру, take’a ba-shofar (‘трубит в шофар’ в 1 Цар 13:3; Иез 33:3–6), itk’a ba-shofar (‘вострубит в шофар’ в Суд 3:27; 6:34; 2 Цар 2:28; 18:16; 20:1,22; Ис 27:13; Ам 3:6).

[17]Например, tеkia (‘трубление’ в Чис 10:3,4,7,), tеrua (‘восклицание’ в Чис 10:5,7; Пс 26:6; 32:3). Очень выразительно словосочетание tak’u vatako’a (букв. ‘вострубите трублением’, то есть трубным звуком, в Иез 7:14).

[18]В церковнославянском варианте метафора, вслед за Септуагинтой, трактована как ‘день знамения’ (№mљra shmas…aj), что, лингвистически не совсем точно, но передает эмоциональный оттенок звучания шофара. Русский Синодальный перевод ‘день трубного звука’ буквально придерживается масоретского текста, без определения, однако, качества звука — сигнала тревоги, что в данном контексте весьма существенно.

[19]Эта фраза построена как цепочка перечислений: “гласом большим, и восклицанием, и трубами, и шофарами”. Возможно, что при переводе данного стиха стилистические особенности конкретного языка потребуют вставки дополнительного поясняющего слова “звук”, как это сделано в Синодальном переводе.

[20]Подтверждением тому служит практически полная терминологическая идентичность при передаче слова хацоцра, легко обнаруживаемая в разноязычных версиях Библии, относящихся к тому же к различным эпохам.

[21]Только в Ос 5:8 термин хацоцра стоит в единственном числе, но скорее всего потому, что, как и шофар, употреблено здесь в значении инструмента-символа.

[22]Первый способ игры в Библии выражен глаголом niggen (‘щипать, слегка ударять’, 1 Цар 16:16; Ис 23:16). Второй, более виртуозный — оговаривается особо: niggen b’yado (‘играть рукой’, 1 Цар 16:16,23), очевидно, для подчеркивания особого мастерства исполнителя — царя Давида.

[23]В библейском тексте манера игры на небеле передана глаголом parat (букв. ‘срывать фрукты’, Ам 6:5).

[24]Вероятно, поэтому библейский хронист часто метафорически употребляет глагол zamer (‘петь’, Пс 70:22; 97:5; 149:3).

[25]Отсюда такой разнобой и ошибки в дефинициях обоих инструментов буквально во всех современных переводах Священого Писания (даже столь авторитетных, как NIV, TEV).

[26]К примеру, за всю историю церковнославянских и русских переводов Библии киннор лишь одиннадцать раз назван верно лирой: дважды в Геннадиевской Библии (1 Пар 15:16; 16:5) и девять раз — в современнном издании Всемирного Библейскго Переводческого Центра (1 Цар 10:5; 2 Пар 5:13; 9:11; 29:25; Неем 12:27; Пс 56:9; 70:22; 80:3; 150:3). Даже статьи в специализированных справочных изданиях не всегда дают точную информацию (в Музыкальном Энциклопедическом Словаре, вышедшем в 1990 г., он отнесен к псалтерию).

[27]Такое разграничение сделано, например, в RSV, где за киннором закреплено слово lyre (лира), а за небелом — harp (арфа).

[28]К примеру, “десятиструнной арфой” асор обозначен в BFC, BLC, RSV, лютней — в одном случае в RSV; “десятиструнная лира” фигурирует в NIV и СРП, “десятиструнный инструмент” — в AV, польском переводе, “струнный инструмент” — в TEV.

[29]Грамматически в масоретском тексте это четко передано союзом “и” (va), разделяющем существительные асор и небел: “alei-’asor vaalei-navel” (‘на асоре и на небеле’).

[30]Попытка внести такую поправку была сделана в Синодальном издании, где асор в Пс 91:4 значится под названием “десятиструнный”. Аналогично название decacordio инструмент получил в испанском переводе (BE), правда, не в одном, а во всех трех случаях.

[31]Правда, следует заметить, что сходство с асором имеют только шлемовидные гусли. Стало быть, при таком определении асора придется сделать специальную оговорку.

[32]Кифара и лира, несмотря на некоторое несходство в конструкции, принадлежали к одному типу инструментов и отличались внешне, главным образом, размером: кифара была крупнее лиры.

[33]Книга Даниила написана частично на арамейском языке (глл. 2:4–7:8), что подтверждает иноземное происхождение и самих инструментов, и их названий.

[34]Трость (иначе язычок) — тонкая пластинка из тростника, которая вставляется в ствол духового инструмента; через нее исполнитель вдувает воздух. Благодаря ее колебаниям тембр у всех язычковых приобретает гнусавый оттенок.

[35]Возможно, что в новозаветный период халил стал двуствольным гобоем, близким греческому авлосу. Трубки (стволы) предположительно имели общий мундштук и при игре раздвигались, так что инструмент напоминал букву “V”.

[36]Ассоциация с известным в наши дни типом бубна не внесет осбого искажения, так как принципиальных изменений в конструкции не произошло.

[37]Оба производны от глагола tsala ‘звенеть’.

[38]Термин теруа уже встречался нам в таком значении как один из священных звуковых сигналов шофара и хацоцрот. Кроме того, им переданы хвалебные возгласы людей при обращении их к Богу (Нав 6:5; Пс 26:6; 32:3). Что касается слова “шама”, то его вероятный смысл здесь — призыв внимать слову Божию.

[39]Как, например, английское слово shakers неуклюже звучит на русском (букв. ‘трясуны’), но точно передает не только изначальный смысл древнееврейского менааним и совпадает с ним морфологически. Русский язык не располагает подобным термином-калькой, поэтому мы вынуждены отнести библейский инструмент к типу погремушек.

[40]Этимологически и генетически как термин, так и сам инструмент связан с вышеупомянутым мцилтайм.

[41]В Синодальном и некоторых других переводах Библии (BE) встречается транслитерация древнееврейских названий растений (дерево гофер, Быт 6:14), минералов (бдолах, Быт 2:12; Чис 11:7), правда, без каких-либо комментариев.

[42]Например, хорошо бы найти аналогию еврейскому глаголу parat (букв. ‘срывать фрукты’), которым передан способ игры на небеле (Ам 6:5), в отличие от niggen (букв. ‘щипать пальцами’), примененного к киннору.

[43]В отличие, скажем, от флоры и фауны, где тот или иной вид мог дойти до наших дней неизменным, инструменты с течением времени трансформировались, и поэтому подмена древних названий более поздними, к тому же нередко заимствованными из других культур (как это произошло в случае с тамбурином), может привести к искажению исторического контекста, что недопустимо при переводе Священного Писания.

 

© Е. И. Коляда, 1998

 

 


ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА    

СОДЕРЖАНИЕ НОМЕРА 

АРХИВ